Письмо ректору


Легенда № 118. В честь выпускника МИФИ назвали новый химический элемент таблицы Менделеева

30.05.2017

В честь Юрия Оганесяна назвали новый химический элемент таблицы Менделеева — 118-й, Oganesson, сокращенно Og (формальное утверждение названия намечено на июль). За заслуги, включающие открытие новых элементов и экспериментальное свидетельство существования «острова стабильности». Представьте, что вы пытаетесь установить контакт с инопланетянами. Вы знаете, что они где-то могут существовать. Поэтому просыпаетесь каждое утро, поднимаетесь на крышу дома, налаживаете хитрую антенну, меняете настройки, вглядываетесь в показания приборов до глубокой ночи. У команды физиков-ядерщиков, ищущих «острова стабильности», были примерно такие же шансы на успех. Поиски продолжались около 40 лет. Корреспондент «Русского репортера» встретился с одним из тех, кто все-таки передвинул границы материального мира, — академиком Юрием Оганесяном

Когда выдающегося физика-ядерщика Георгия Флерова спрашивали, какой из экспериментов в Дубне был самым интересным, он отвечал: сама Дубна. В середине 1950-х закрытый город не просто открыли, а распахнули: пригласили еще десять стран создавать международный научный центр. Дерзость замысла, как это почти всегда бывает в науке, себя оправдала. Объединенный институт ядерных исследований стал «местом силы» — одним из мировых лидеров по синтезу новых элементов таблицы Менделеева и во многих других направлениях современной физики. Частенько на огонек к знаменитым физикам заглядывали не отстающие в славе лирики. Они любили этот город за особую творческую энергию, единую для технарей и гуманитариев. Феномен этого духовного синтеза необъясним до сих пор: тонкая материя даже для тех, кто изучает невидимые процессы внутри атома.

В Дубне на улицах пусто, как утром 1 января. Редкие машины деловиты и неторопливы, шуршат по своим делам велосипедисты с прямыми спинами. Пахнет сосной, где-то впереди угадываются река и робкий весенний пикник. Машина привозит нас в Лабораторию ядерных реакций им. Г.Н. Флерова, и здесь почти такое же умиротворение: никто не снует по коридорам с бумагами, не слышно бодрых возгласов, даже помещения, по-моему, ремонтируют бесшумно. В сверхбыстром движении только мысли и техника. Эксперименты идут беспрерывно; чтобы получать новые элементы, частицы здесь разгоняют до скорости в одну десятую скорости света.

Ученые этой лаборатории стоят на самом краю известного нам материального мира и пытаются заглянуть в пропасть, где он заканчивается. Все, что мы с вами видим, щупаем, пробуем, все, из чего мы, в конце концов, состоим, уже давно записано в таблицу Менделеева. Последний элемент, следы которого были найдены в земной коре, — это плутоний за номером 94. Мы приехали в лабораторию на встречу с Юрием Оганесяном, научным руководителем команды ученых, создающей новые элементы — сверхтяжелые. Они либо никогда не существовали в природе, либо просто нас не дождались и давно распались.

Полный текст интервью с Юрием Оганесяном читайте на Эксперт.ру


Возврат к списку