Письмо ректору

  Телефонный   справочник

    Электронная     почта

  Министерство образования и науки РФ
5-100.png Программа повышения конкурентоспособности
Противодействие коррупции
Наука и образование против террора
Диссертационные советы
Российский студенческий центр
Социальный навигатор
Оформление социальной студенческой карты
Study in Russia
NEVOD.png Уникальная научная установка НЕВОД
TEMP.png Турнир «ТеМП 2018»
eend_fond.png Эндаумент-фонд НИЯУ МИФИ



Новости университета



14.03.2018

Лекция Героя России, летчика-космонавта, член-корреспондента РАН Ю.М. Батурина

В пятницу, 2 марта наш университет посетил исследователь космоса, член-корреспондент РАН, Герой Российской Федерации Юрий Михайлович Батурин. В рамках проекта «Академические чтения» он прочел лекцию на тему: «Как связаны наука, техника и искусство?», в которой оригинально изложил свое видение взаимодействия этих форм познания реальности.

Лектор сравнил проблематику темы с «невозможным треугольником», который ошибочно называют треугольником Пенроуза (на самом деле его открыл шведский художник Оскар Реутерсвард в 1934 году): «Казалось бы, обозначенную в заголовке триаду невозможно соединить вместе. Но мы живем в мире, в котором редко используем все три означенные координаты. Занимаемся физикой. Иногда совмещаем свои занятия с искусством (обычно в качестве хобби). Те, кто профессионально занимается каким-либо видом искусства, чаще всего вообще игнорирует физику (а зря!) Всюду царит узкая специализация. «Лишнего знать не нужно» – такой подход ошибочен. Наука, техника и искусство связаны между собой. И тому, кто хочет добиться высоких результатов в одной из этих областей, полезно обратить внимание на другие».

В качестве одного из первых аргументов лектор рассказал слушателям о своем учителе, академике Борисе Викторовиче Раушенбахе. Оказывается, помимо основного научного направления, он занимался изучением законов обратной перспективы в древних произведениях искусства. Например, результатом такого изучения стала публикация «Пространственные построения в древнерусской живописи» (М.: Наука, 1975).

Когда его спросили, зачем он это делает, его ответ был необычайно глубок, как подчеркнул Юрий Михайлович «изменил мое мировоззрение». Объяснение интереса к иконам и другим видам живописи касался теоретической задачи по стыковке в космосе. Дело в том, что в этой ситуации космонавт из-за особенностей конструкции космического судна не видит объект, который он стыкует. Он только пользуется изображениями с внешних камер. Поэтому очень важно максимально точно рассчитывать все действия. Все зависит от того, как космонавт воспринимает пространство.

Б.В. Раушенбах выяснил, что вопреки тому, что открыли художники эпохи Возрождения, восприятие человеком перспективы различно на дальних и на ближних расстояниях. Поэтому параллельные линии, которые мы видим перед собой, не сходятся, а расходятся, если они близко от смотрящего. И тогда он вспомнил, что где-то уже видел такие линии перспективы, а именно на иконах. Так был рассчитан угол отклонения, универсальным образом проявлявшийся в работах художников древности.

Подробное изучение ранней живописи народов мира позволило создать правильное оптико-электронное устройство, которые более точно передавало восприятие человеком объектов за пределами космического корабля.

Продолжая эту тему, Ю.М. Батурин рассказал о собственных экспериментах среди космонавтов на орбите: «Я взял с собой некоторые рисунки (…) Объектами стали произведения художников в стиле «impossible art» и «optical art». Это такие невозможные картины, как ожог для мозга – этого быть не может, но ты это видишь». Если спросить людей на Земле, параллельные или изогнуты прямые на рисунках, кто-то ответит, что изогнуты, но со временем все ответят правильно – линии прямые и параллельные. «На Земле происходит адаптация. Мозг на Земле, привыкая к ориентации в нашем пространстве, выполняет задание правильно. А вот космонавты и в начале, и в конце полета решают эти задачи с ошибкой. Это говорит нам о том, что есть особенности воприятия пространства в невесомости, и их надо изучать».

На других ярких примерах лектор продемонстрировал, как искусство опережает науку сознания конкретного художника. Т.н. «антисимметрия» М.К. Эшера и пространство дробной размерности, которые он изображал в своих работах, были предвосхищением математических фракталов.

Но еще более редким примером лектор считает случаи, когда уже созданная техника двигает вперёд науку. Он продемонстрировал это явление на примере паровой машины, детали которой заинтересовали русского математика П.Л. Чебышёва, что позволило ему совершить открытия в области теории вероятностей.

О влиянии искусства на науку технику Юрий Михайлович рассказал, что по мере развития изобретений учёные стали вводить принцип красоты в свои построения. Например, «Некрасивый самолёт не полетит» (А. Туполев), «Я чувствую, что теория, если она правильна, должна быть красивой» (П. Дирак).

«Искусство оказывается лучшим путеводителем по этому миру, особенно там, где вы выберете свое направление. Потому что ничто так не развивает интуицию, как искусство. А без интуиции в науке никуда».

«Если система не противоречива, то она не полна». Как считает Ю.М. Батурин, иногда, чтобы сделать открытие, необходимо вернуться к аксиомам, к основаниям, чтобы пересмотреть их. И нет никакого пути возврата, кроме как интуитивного.

В конце лекции студентов заинтересовал вопрос: есть ли какое-то влияние музыки на науку и технику? Юрий Михайлович ответил, что конечно музыка может повлиять. Эта тема может стать предметом специальной лекции.

Следующая лекция в рамках «Академических чтений» состоится 16 марта в 16.15 в актовом зале университета. Перед слушателями выступит известный итальянский ученый, доктор исторических наук, профессор Болонского университета Джорджо Скотони. 


Количество показов: 471

Возврат к списку


Добавить комментарий