Письмо ректору

  Телефонный   справочник

    Электронная     почта

  Министерство науки и высшего образования РФ
5-100.png Программа повышения конкурентоспособности
Противодействие коррупции
Наука и образование против террора
Диссертационные советы
Российский студенческий центр
Социальный навигатор
Оформление социальной студенческой карты
Study in Russia
NEVOD.png Уникальная научная установка НЕВОД
TEMP.png Турнир «ТеМП 2018»
50x75.png Международная олимпиада для студентов
Олимпиада «Я - профи»
eend_fond.png Эндаумент-фонд НИЯУ МИФИ



Новости университета



11.11.2011

Интервью ректора НИЯУ МИФИ М.Н. Стриханова радиостанции "Эхо Москвы"

9 ноября 2011 года ректор НИЯУ МИФИ М.Н.Стриханов в эфире радиостанции «Эхо Москвы» ответил на вопросы ведущего о системе образования в атомной отрасли.

Станислав Анисимов: - В преддверии дней карьеры Росатома в МИФИ, мы поговорим об образовании в сфере атомной отрасли. С некоторых пор знаменитый МИФИ является не просто одним из физических институтов России, а стал Национальным исследовательским ядерным университетом со своей филиальной сетью. Кроме этого, НИЯУ МИФИ возглавил ядерный образовательный консорциум. В совокупности можно говорить о функционировании мощнейшей в России корпорации знаний. 11 ноября начинаются Дни карьеры Госкорпорации «Росатом» в НИЯУ МИФИ. Накануне этого события наш гость – ректор НИЯУ МИФИ М.Н.Стриханов.

- Атомная отрасль исторически рассматривалась и рассматривается как ваш основной заказчик. Идут ли сейчас студенты на предприятия Госкорпорации «Росатом»?

- Наш университет создавался для обеспечения одного из двух, как мы сейчас считаем, успешных проектов СССР - ядерного. В следующем году мы будем праздновать 70-летний юбилей МИФИ. Университет был образован в 1942 году, в тяжелые годы войны. Сначала он создавался как Механический институт боеприпасов, потом МИФИ стал кузницей кадров для реализации атомного проекта. Мы гордимся своей принадлежностью к атомной отрасли, считаем себя частью Минсредмаша, сейчас - частью Госкорпорации «Росатом». Мы очень рады тому, что в 2008 году Президент РФ подписал Указ о пилотном проекте по образованию двух национальных исследовательских университетов, одним из них стал МИФИ, а вторым МИСиС. Эти два национальных исследовательских университета существуют с 2008 года и я надеюсь, что мы выполним те задачи, которые были перед нами поставлены. Что касается кадров для атомной отрасли, то, как Вы знаете, Госкорпорация «Росатом» сейчас бурно развивается. Сегодня это, как принято говорить, «бизнесовое» предприятие, но с мощным государственным участием. Внутри корпорации есть так называемый оружейный комплекс, который должен подвергаться государственному регулированию. Но, тем не менее, новые инновационные проекты активно развиваются в Госкорпорации «Росатом» и мы в университете должны подстраиваться под эти процессы.

-Михаил Николаевич, какие требования атомная отрасль предъявляет к вашим выпускникам?

-Требования очень высокие. Они определяются тем предприятием, на котором будет работать выпускник. В Росатоме несколько основных секторов. Во-первых, это – энергетический сектор, второй – оружейный сектор, третий – научно-технолгический, далее – сектор ядерной и радиационной безопасности и т.д. В каждом секторе требуются люди, хорошо знающие науку: физику, математику, химию. Требования высокие, потому что любая ошибка в высокотехнологичном секторе может привести к печальным долговременным последствиям. Поэтому студентам с первого курса мы пытаемся дать хорошее базовое физико-математическое и вообще естественнонаучное образование. Кроме этого очень важна инженерная и общетехническая подготовка, подготовка в области информационных технологий, проектное мышление и т.д.

-Насколько готовы студенты к вызову от Госкорпорации «Росатом»?

-Сегодня ситуация не такая, какой она была 30 лет тому назад, когда училось мое поколение. Тогда профессия физика и физика-ядерщика, в частности, была престижной, она была окутана ореолом таинственности. Сейчас профессия ученого или сотрудника АЭС и научного института Росатома тоже представляет интерес для молодежи, поскольку это очень интересная работа и средний уровень зарплат в Госкорпорации намного превышает средний по региону. Наши студенты понимают, что их ждет хорошая, высокооплачиваемая работа. Интерес также подкрепляется тем, что сейчас родители, которые и направляют своих детей к нам, понимают, что тот интерес к гуманитарным специальностям, который был 5-7 лет назад, исчерпывается. Сегодня в России переизбыток людей с гуманитарными и экономическими дипломами, которые не подкреплены реальными знаниями. Мы знаем, что хорошего юриста найти очень сложно, хотя выпускников юридических вузов достаточно много.

-К вам очень сложно поступить. Расскажите о проходном балле.

-Не только сложно поступить, но и сложно учиться. Зато те люди, которые заканчивают МИФИ, достаточно легко адаптируются в дальнейшей работе. Такая тренировка во время обучения дает очень много, она закаляет характер и помогает приобретать знания. Проходной балл у нас достаточно высокий. В этом году в среднем по университету проходной балл по ЕГЭ был 77 баллов, в прошлом году – 75. Нас приятно удивило, что на чисто научную специальность «Прикладная математика и физика» конкурс был 18,5 человек на место, проходной балл был в районе 90. В последние годы возрастает интерес к освоению технологических и инженерных специальностей, что очень радует нас.

-А каких именно?

-На первом месте «Прикладная математика и физика», информационные специальности, которые включают в себя не только программное обеспечение, но и аппаратные комплексы. На них тоже балл был около 90. По специальности по атомной энергетике конкурс был пониже, но тоже достаточно высокий. В общем, мы находимся где-то на 10-11 месте в общероссийском рейтинге, что очень хорошо для нашего университета.

-Уровень знаний поступающих год от года увеличивается или понижается?

-К сожалению, не скажу что очень сильно, но по сравнению с абитуриентами 15-летней давности уровень знаний понижается. На это есть ряд причин. Это проблема системы, общества, приоритетов и ориентации в обществе. Думаю, что государство найдет различные инструменты для того, чтобы интерес к естественным наукам возродить. Среди абитуриентов есть, конечно, яркие «звездочки», которые ничем не хуже наших выдающихся выпускников. В целом от школьного уровня до уровня первокурсника мы вынуждены почти целый семестр студентов доучивать физике и математике. Эта проблема существует в большинстве сильных технических университетов.

-Возвращаясь к Росатому и атомным специальностям, можно ли с уверенностью говорить, что МИФИ обеспечит в ближайшие десятилетия кадровую преемственность и конкурентноспособность российской атомной индустрии на глобальных и высокотехнологичных рынках?

-Мы нацелены на эту задачу. Когда Президент подписывал указ об образовании НИЯУ именно эта цель и преследовалась. МИФИ, каким он был в 2007 году, и МИФИ после всех юридических процедур в 2009 году, это - совершенно разные системы. Университет увеличился примерно в 3,5 раза, у нас более 37 тысяч студентов, 11 вузов и 13 техникумов. Мы нацелены на то, чтобы обеспечить все сектора нашей атомной индустрии высококвалифицированными кадрами. В условиях того, что сам Росатом бурно развивается, образовательные программы ежегодно корректируются, появляются новые. Росатом - это не только АЭС и ядерные бомбы, это, прежде всего, новые ядерные технологии XXI, а может и XXII века, радиационные технологии, которые связаны с воздействием излучений на вещество, ядерная медицина, методы работы с сельским хозяйством, радиационное материаловедение, нанотехнологии, в некоторой степени, сверхпроводники и т.д.

-Удается ли Росатому организационно и финансово развивать научную и исследовательскую базу вуза, который является главной кузницей кадров?

- Да, мы благодарны Росатому. У нас существует так называемая Программа развития. В соответствии с ней, половину суммы вкладывает Росатом, половину вкладывает федеральный бюджет в развитие университета. Университет преобразился и зажил новой жизнью, появились новые лаборатории, произошел ремонт во многих аудиториях, было закуплено новое учебное оборудование, программные средства. У нас сложный сетевой регионально-распределенный университет, поэтому нам нужны мощные телекоммуникационные средства связи, мы устраиваем еженедельные обсуждения с нашими филиалами. По динамике развития мы отстаем от Росатома, но думаю, что тоже живем достаточно динамично.

-А теперь о ваших студентах. В комфортных условиях они отучились, а дальше, открыта ли им дорога в Росатом, есть ли у них выбор? Как у вас налажена связь с Росатомом в этом смысле?

- Связи у нас самые тесные. Два дня назад прошло заседание Управляющего комитета, который управляет нашей Программой развития и фактически управляет университетом. В ее состав входят генеральный директор Госкорпорации «Росатом» С.В.Кириенко, руководитель департамента науки и образования Правительства РФ, заместитель Министра образования и науки РФ. Мы обсуждали итоги 2011 года. В течение года мы провели ряд совещаний более чем со ста предприятиями по отладке нашего взаимодействия. Есть несколько уровней этого взаимодействия. Первое – направление на практику. Это та школа, которую должен пройти студент любого вуза. Потом дипломная работа. Обязательное распределение сегодня не законно, поэтому надо работать над привлекательностью предприятий для выпускников. Это - зарплата, наличие хорошего карьерного роста, жилье, возможность поработать с хорошим оборудованием на хороший результат. Существует системная проблема с распределением выпускников московских вузов на региональные предприятия. Проблема может решаться так называемыми вариативными образовательными траекториями. На нашей московской площадке человек учится 2-3 года, после этого на 2-3 года (бакалавриат это или магистратура) он отправляется на региональную площадку и под руководством сотрудников предприятия доучивается. Таким образом, мы адаптируем своих студентов к тому, что они будут работать там, где сейчас надо.

- Возвращаясь с практики, студент получает отзыв. С вашей точки зрения, эффективен ли механизм практик ваших студентов на предприятиях?

- В целом, да. Бывают случаи и негативные, их количество сейчас уменьшается. Бывали случаи, когда предприятие было к организации практики студентов не готово. Приезжает студент и оказывается невостребованным. Такие случаи расследуются и, надеемся, их не будет. В целом, нужен подход, который выводит из практики в дипломную работу, а возможно и кандидатскую диссертацию. После этого, люди остаются работать. Что касается оборонного сектора, есть вопрос секретности и допуска, но он тоже решается. Совсем не обязательно сразу человека засекречивать со всех сторон, он может подписать мягкую форму неразглашения и работать с некими экспериментальными установками. Оборонка - это сектор, в который государство вкладывает очень много ресурсов. Вся российская вычислительная техника стартовала из Сарова, из оборонки, так же как и американская стартовала из Пентагона. Уровень тех суперкомпьютерных технологий параллельных вычислений, который существуют сейчас в ВНИИЭФ (г.Саров), высочайший в мире. Когда сюда приезжал руководитель энергетического департамента США, Нобелевский лауреат, господин Чу, он был поражен уровнем вычислительных работ в Сарове. Они моделируют совершенно невероятные вещи. Это для студентов притягательный момент.

- Вы упомянули кандидатские диссертации. Много ли студентов сегодня идут в аспирантуру?

- Конкурс в аспирантуру составляет 4-5 человек на место. В СССР он был повыше. Есть 2 проблемы. Тему диссертации должна формулировать промышленность, если это не фундаментальные исследования. В этом смысле мы работаем над тем, чтобы они внедрялись сразу в ядерные технологии. Вторая проблема, это процент защищенных аспирантов. Мы можем защитить всех, понизив требования. Мы не идем на это и выдерживаем уровень. Должна быть хорошая либо теоретическая, либо экспериментальная работа. Как правило, люди успешно защитившиеся остаются у нас преподавателями, либо занимают высокие руководящие должности, в том числе и на предприятиях Госкорпорации.

-Ждать ли нам каких-то прорывных открытий и технологий от российских атомщиков в ближайшем будущем?

Я думаю, ждать. Существуют уже достижения, которыми мы можем гордиться. Если взять фундаментальную ядерную физику, то в 2011 году в Брукхейвенской национальной лаборатории обнаружено самое тяжелое антиядро – гелий- 4. Это рекордный результат, потому что из 10 в 12-ой степени событий удалось отсеять всего 18 и засечь рождение антигелия- 4. Российские ученые, в том числе из МИФИ, участвовали очень плотно, этим надо гордиться. Второе открытие связанно с обнаружением так называемого бозона Хиггса. Это гипотетическая частица, которая необходима для обоснования стандартной модели строения вещества. В эксперименте Аlice в ЦЕРНе почти зачеркнули возможность существования бозона Хиггса, потому что сузили энергетический диапазон, в котором он может быть обнаружен до очень малых размеров. Если в этом диапазоне он не будет обнаружен в ближайшее время, то всю теорию, существовавшую три десятка лет, придется изменять. Из прикладных технологий следует упомянуть те пионерские технологии, которые позволят нашей атомной энергетике мощно стартовать в мировом соревновании за атомные рынки. Если нам оперативно удастся сделать экономичный быстрый реактор и замкнуть топливный цикл, то нам удастся повысить конкурентоспособность наших электростанций и отработать без отходов ядерное топливо. Это прорывной момент, и имеются шансы в ближайшее время это осуществить.

- В НИЯУ МИФИ существует Центр карьеры Росатома. Пару слов о его работе.

- Центр карьеры существует, его возглавляют очень энергичные люди, молодые и настроенные решительно. Он географически существует в большинстве наших региональных подразделений. Кроме всего прочего с ним можно соединиться по Интернету. Фактически Центр позволяет студентам изучить все предложения по вакансиям и в дальнейшем правильно построить свои пожелания по трудоустройству.

-Я напомню, 11 ноября в НИЯУ МИФИ начинаются Дни карьеры Росатома.


Количество показов: 2121

Возврат к списку


Добавить комментарий