Письмо ректору

  Телефонный   справочник

    Электронная     почта

  Министерство образования и науки РФ
5-100.png Программа повышения конкурентоспособности
Противодействие коррупции
Наука и образование против террора
Диссертационные советы
Российский студенческий центр
Социальный навигатор
Оформление социальной студенческой карты
Study in Russia
NEVOD.png Уникальная научная установка НЕВОД
TEMP.png Турнир «ТеМП 2018»
eend_fond.png Эндаумент-фонд НИЯУ МИФИ

Стыдно, смешно, горько и страшно!!!

Источник: Русская народная линия

Открытое письмо ученым, подписавшим «Открытое письмо с требованием закрыть кафедру теологии в МИФИ» …

Уважаемые коллеги!

Как горько, что нас в очередной раз используют. Такая активность со стороны ученых в СМИ по борьбе с православием была отмечена в 2007 году, когда Министерство образования и науки решило выбросить православную культуру из школы. Тогда ученые блестяще осуществили информационное прикрытие. В результате был ликвидирован региональный компонент, в рамках которого преподавалась православная культура, и православная культура фактически угасает в современной российской школе.

Сегодня, требуя закрытия кафедры теологии в МИФИ, мы решаем следующую задачу - закрыть кафедру теологии в одном знаковом университете, чтобы и другим вузам не повадно было организовывать такие кафедры.

И все как бы правильно. Мы решительно боремся с «нарастающей клерикализацией общества», а ведь наука всегда шла в первых рядах в борьбе с мракобесием.

Только вот почему-то вызывает это письмо чувство, которое можно выразить словами: стыдно, смешно, горько и страшно.

Стыдно, что мы не знаем, что никогда истина в науке не доказывалась голосованием, тем более в СМИ. Но...

Стыдно, что мы перестали вообще понимать, что мы говорим, и что мы пишем, и за что подписываемся. В открытом письме с высоты науки и от имени науки, а академик - это абсолютный научный авторитет, общество предупреждается о клерикализации. Но, предупреждая общество о клерикализации, давайте хотя бы узнаем, что это такое?

Строго говоря, клерикализация - это подчинение человека и общества, его социальных сфер, сознания и мировоззрения религии. При этом я бы подчеркнул - диктатуре религии, потому что даже теократия сама по себе не есть диктатура. Чтобы понять это, достаточно ответить на вопрос: когда древним израильтянам жилось свободнее, при судьях или царях?

Но давайте думать. Начнем анализ угрозы проблемы клерикализации общества. И ответим на вопрос: идет ли подчинение общества, тем более захват государственной власти религией в нашей стране? Нам известны эти факты? Тогда давайте их обнародуем. Иначе нас обвинят в клевете, потому что голословные обвинения и есть клевета.

Тогда что делает сегодня православие на уровне общества? А оно восстанавливает то, чем и занималось с первого дня своего появления на Руси, - формирует духовно-нравственную сферу российского общества.

Но может быть, религия вообще не нужна нашему обществу? И ее надо уничтожить? Чтобы не мешала всем: обществу, науке, ученым.

Но в том то и дело, что уничтожение религии бесконечно страшнее любой ядерной бомбардировки, при условии, если она не сотрет страну в порошок. Почему? Потому что мир сложнее наших представлений о нем, сложнее понимания любого, даже гениального, человека. Простой пример. Как известно, А.И. Солженицын требовал запрещения компартии и суда над ней. Его требование, правда без его участия, осуществили. Результат? Катастрофа нашей страны. Почему? Потому что он не ведал, что партия была в нашей стране не просто партией, а государством. А государство - это для социума то же, что нервная система для организма. Разрушьте нервную систему в организме - что будет? Разрушьте государство, и вы получите гражданскую войну и фундаментальную перестройку всего общества.

А чтобы было все до конца понятно, сравните успехи последних 20 лет нашей страны и Китая, у которого хватило ума не разрушать компартию, т.е. свое государство.

Таким образом, разрушив партию, мы фактически сделали то же самое, что и в 1917 году когда разрушив монархию, разрушили государство, а в результате получили гражданскую войну. В 1991 году мы реально получили гражданскую войну - у народа отняли все: от земли до заводов. В ужасе от всего творящегося в России А.И. Солженицын написал книгу «Россия в обвале». И этим доказал, что он напоминает человека, по совету которого разрушили фундамент дома, а потом, когда обрушился дом, он начал обвинять в этом разрушении строителей.

Но есть в устроении общества вещи и куда более фундаментальные, чем государство. К их числу принадлежит нечто, называемое цивилизационная матрица, архитип, топос общества. Так вот, как показал А. Тойнби, цивилизационную матрицу создает религия. Цивилизаций, созданных не на религиозной основе, просто нет. Известный советский ученый Н.И. Конрад в своей переписке с А. Тойнби доказывал, что это раньше цивилизации на религиозной основе строились, а теперь они могут возникать и на нерелигиозной основе. Например, социально-экономической. Имел он в виду, конечно же, Советский Союз. Увы, катастрофа Советского Союза подтвердила вывод А. Тойнби - нерелигиозных цивилизаций не существует. А это означает только одно: уничтожьте религию - и вы разрушите не только структуру социума, но и сам образ, саму матрицу построения общества. Восстановим ли мы дом, если не только взорвем его, но сотрем в своем сознании образ, идею дома? Если человек знает, что такое дом, если у него есть образ дома, то он дом восстановит. А если нет? А теперь давайте ответим: что страшнее для страны - ядерная катастрофа или уничтожение религии?

Но может, клерикализация идет в отдельных сферах? Давайте смотреть. Мы боимся клерикализации армии. Правда? Давайте анализировать. Итак, в армию пришли десятки тысяч священников, которые уже подчинили себе армию, и она уже готова совершить государственный переворот, чтобы захватить светскую государственную власть и передать ее Патриарху, который устроит диктатуру православия? Да? Или все-таки нет? Ведь главная профессиональная черта ученого - поиск истины, что предполагает абсолютную честность ученого. Не правда ли? Итак, есть ли клерикализация в армии? Нет!

Тогда чем же занимаются в армии священники? А они занимаются тем, чем и занимались уже тысячу лет - формируют духовно-нравственный дух армии, фактор, который является решающим и определяющим в любой войне. Фактор, по которому наша армия до сих пор не имеет себе равных в мире. Примеры нужны? Их миллионы. И это из века век - мужество русского воинства, перед которым всегда преклонялись даже его враги.

Итак, давайте определимся, что мы хотим? Чтобы наша армия духовно по-прежнему была самой сильной в мире? И соответственно, чтобы мы вновь и вновь за гениальным писателем повторяли: «Да разве есть в мире сила, которая пересилила бы русскую силу!» Или мы против и кричим об опасности клерикализации? Если первое, то давайте не мешать, а помогать Церкви заниматься своим вековечным делом - духовно-нравственным формированием воинства. Или же мы хотим, чтобы в армии не было духовно сильного воинства, чтобы в армии не было героев? Но если в армии нет героев - нет армии, подобно тому как, если в науке нет гениев, - нет науки. Но когда не будет армии, а будет сброд наемников, - куда мы все побежим при первой же опасности?

Но может в других сферах идет клерикализация? Берем то, что ближе всего к нам, -искусство. И вновь спросим себя: в чем здесь проявляется клерикализация? Пришли православные священники и закрыли музеи, театры, картинные галереи, газеты, журналы и велели всем творцам восхвалять религию? Опять же нет.

Тогда что же делает церковь? То, что она и делала тысячу лет. Вспомним историю. Разве не Церковь сформировала наше великое искусство, которое до сих пор остается непревзойденным в мире? Павел Флоренский сказал простую вещь: «Если есть «Троица» Андрея Рублева, то есть Бог». О каком еще произведении искусства в мире можно сказать такое? А можно ли вообще представить русское искусство без православия? Назовите любого классика, который понятен без православия! Ведь именно Церковь и сформировала высшие каноны русского искусства. Выбросьте православие из русского искусства - и мир потеряет самые великие достижения человечества. И сегодня Церковь вновь не только формирует духовно-нравственную сферу искусства, задает высшие духовные идеалы искусства, но и задает высшие эстетические идеалы.

А еще она задает высшие нравственные идеалы. Она вновь заявляет всем: «А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море» (Мк 9, 42). Нам это не нравится? Но что делать, Церковь говорит только правду. И ничего, кроме правды.

А дальше каждому художнику, творцу решать, как ему творить. Где здесь клерикализация? Или мы боимся, что миллионы снарядов современных СМИ не разорвутся в наших квартирах, не разорвутся в сознании каждого российского человека?

Будем проверять другие социальные сферы на предмет их клерикализации? Семья, социальное попечение...

Но может, клерикализация грозит сегодня нам, то есть науке? Снова спрашиваем: может быть, уже тысячи невежественных, необразованных, фанатичных священников пришли в НИИ и университеты, захватили их, выгнали ученых, а то и вовсе заключили их в лагеря и тюрьмы? А может, уже горят костры инквизиции, на которых горят ученые? Конечно, нам надо быть бдительными, дабы придавить зло в зародыше, а потому спросим себя: открытие кафедры теологии не означает ли передачу отдельно взятого вуза, МИФИ - Патриарху? Со всеми последующими ужасами?

Как будто нет. И нет, потому что православие, начиная с Кирилла и Мефодия, как раз и несло науку русскому народу. Веками православие формировало гениев науки. Список нужен? Или одного митрополита Илариона Киевского достаточно? Не знаем кто такой? А с клерикализацией боремся!!!

Да, мы, ученые, можем сказать: действительно, никакой клерикализации в науке нет. Но ведь и пользы науке от религии никакой нет. Вот академик Е.Б. Александров заявил «Дождю»: «каждый культурный человек должен иметь представление об истории и религии. Вообще о таком феномене, как религия, но научной деятельности какое бы то ни было религиозное образование дать ничего не может, потому что в этом смысле наука и религия - это совершенно разные ипостаси». Вот так взял и сказал на всю страну. Но неужто и в самом деле религия не нужна в науке?

Начнем с того, что когда мы заявляем, что с помощью теологии ядерную бомбу не создать, то забываем, что Курчатов и Королев были верующими людьми, и это не помешало, а помогло им создавать ракетно-ядерный щит страны. По крайней мере, им так казалось!

Второе. Неужели науке не интересен принципиально иной способ постижения мира - теологический?

Третье. И самое главное. Что является нашим непосредственным профессиональным средством? Мышление!!! А какое мышление является самым главным для ученого? Интуитивное!!! Это прекрасно понимали самые великие ученые XX века: Пуанкаре, Эйнштейн, Бор. Но... в чем природа этого мышления? Они не смогли ответить на этот вопрос. Почему? Просто потому, что это мышление не вписывается в рамки европейской двухуровневой концепции познания.

Так вот, русское научное мышление - интуитивное мышление. А интуитивное мышление есть духовное мышление. А его сформировало в нас православие. Более того, православное богословие и русская религиозная философия объяснили это явление. Значит, выступая против православия, мы отказываемся от исторических корней, питающих, наше профессиональное мышление. И в этом мы воистину уподобляемся известной героине детской басни.

Или же вновь и вновь повторяем страшный опыт наших предков-интеллигентов, о которых более 150 лет с горечью писал гениальный Ушинский: «Как часто мы встречали безумные усилия завалить эти живительные родники, встречали рядом с удивлением к тем произведениям, которые из них произошли».

Так, может, хотя бы студентов, благодаря изучению теологии, освободим от этого незнания, ставящего нас самих в не очень ловкое положение? Ведь негоже говорить академику то, чего не знаешь, и разрушать то, чего не созидал, но чем пользуешься.

Итак, мы просмотрели общество в целом, отдельные сферы и можем прямо сказать, что нигде речь не идет о клерикализации. Тогда о чем идет речь? А речь идет о том, что сегодня Церковь восстанавливает то, чем она занималась тысячу лет - восстановлением духовно-нравственной сферы общества, духовно-нравственным развитием человека. При этом в этой деятельности заменить Церковь не может ни наука, ни искусство, ни философия. Просто потому, что каждая из этих сфер занимается своим делом. А может заменить православие только другая религия. А этой религией может оказаться все что угодно: сектантство, оккультизм, магия. Свято место пусто не бывает.

Отсюда следует вывод, верный по отношению к любой сфере: если сегодня мы не хотим кормить свою армию, завтра будем кормить чужую. Применительно к религии это звучит так: если сегодня мы не хотим быть сынами Бога, то завтра будем сынами идолов. И поверьте, тогда никто нас по-отечески увещевать не будет. И вот тогда действительно придет настоящая клерикализация, т.е. диктатура!

На основании всего сказанного мы вправе сделать простой вывод: общество живет не только по законам истины, но и по законам красоты и добра. И поэтому:

- кто-то считает науку глупостью. Но человек живет по законам истины. И общество обязано строить НИИ и преподавать в школе науку;

- кто-то считает искусство ненужной забавой, но человек живет по законам красоты, и общество обязано открывать музеи, театры, филармонии, картинные галереи и преподавать в школе искусство;

- кто-то считает религию мракобесием, но человек живет по законам Абсолютного Добра, и общество обязано строить храмы и преподавать в школе религию.

Вы скажете: «Разве только религия воспитывает добро?» А разве только наука открывает истину, а искусство - красоту? Но уничтожьте науку - и общество упадет в пещерный век. Уничтожьте искусство - и общество улетит в запещерный век. Уничтожьте религию - человек и общество перестанут существовать, так как религия является духовной основой существования человека и общества. Поэтому повторим главный вывод, который сделали гении и святые русского народа от Н.Я. Данилевского и Ф.М. Достоевского до Иоанна Кронштадтского, - народ, потерявший веру, превращается в «демографический материал» и «обрекается на вымирание», он «исчезает с лица земли».

Но может быть, клерикализация грозит нашей школе? Давайте размышлять. Итак, в школу пришли десятки тысяч священников, установили контроль над школой и уже подготовили передачу школы под управление Церкви, которая выбросит из школы все, начиная с уроков физкультуры и заканчивая уроками пения, и начнет преподавать только церковное знание? Есть такое? Конечно, нет!

Боле того, уместно спросить: неужели церковь, создавшая русскую школу и веками ее развивавшая, вот так придет и начнет все крушить?

Тогда что же предлагает Церковь школе? Организовать преподавание православной культуры. Нужно ли это школе? Да! Как воздух. Прежде всего потому, что именно религиозная культура является основой содержания духовно-нравственного воспитания. И без религии воспитаем? А без науки можно должным образом воспитать детей интеллектуально? Без искусства - эстетически? Никогда! Так вот, точно так же без религиозной культуры нельзя воспитать человека духовно и нравственно. Потому что, если нет религии, нет содержания духовно-нравственного воспитания, подобно тому, как если нет науки, то нет содержания интеллектуального воспитания; искусства - эстетического воспитания. Потому, выбрасывая православную культуру из школы, мы лишаем содержания духовно-нравственное воспитание. А можно ли обучать и воспитывать без содержания? Проще говоря, можно ли есть без еды? Можно ли физически жить без пищи?

Однако православная культура имеет гораздо большее значение для нашей школы, нежели только духовно-нравственное развитие ученика. Самое главное - она задает смысл существования образования, всех его видов. Она задает высшие уровни содержания в самом образовании, потому что именно православие и сформировало его академические эталоны. Тогда почему мы боимся православия в школе?

Можно сказать: «А советская школа была лучшей в мире и без всякого православия»! Но такое можно говорить, если не знать, какую школу в качестве основополагающей предложил И.В. Сталин в 1931 г.

Теперь о преподавании теологии в высшей школе. Нужна ли теология в вузе? Разве не могут ее заменить философия и социология? Нет, не могут, потому что философия и теология - это разные способы познания мира. Философия в своем понимании мира идет от человека. При этом философы могут прийти и к атеизму, и к Богу. Однако может кто-то, оставаясь в здравом уме, считать, что атеисты Чернышевский и Плеханов - это подлинная философия, а верующие Соловьев, Франк, Бердяев, Флоренский - это не философия? Так что и философия бывает разная: атеистическая и религиозная. И обе версии надо преподавать в вузе.

Теологический способ понимания мира идет от Бога, от Священного Писания. Теология в России явлена во многих святых и гениальных мыслителях России. И это не меньшее сокровище нашей страны, чем и ее великая культура. И разве не должен знать ее человек с высшим образованием?

Два момента вызывают у нас смущение. Во-первых, в письме говорится: «Хотелось бы напомнить, что в свое время система партийных органов и комсомольских организаций в государственный учреждениях была основана на действии ст. 6 Конституции СССР, однако общий итог ее деятельности напоминаний не требует. Поэтому проникновение церкви в систему государственного образования трудно охарактеризовать иначе, как действия вне закона». Но Церковь и партия - это настолько кардинально разные вещи, что и сравнить здесь нечего, и говорить здесь не о чем.

Далее. мы опасаемся, что теология станет идеологией и будет, как заявил Е.Б. Александров «Дождю», заниматься «промывкой мозгов».

И вновь горько от того, что мы, ученые, не знаем элементарных вещей. Не знаем, что такое идеология. А идеология - это система смыслов и целей существования общества, определение главных средств их достижения. Поэтому общество без идеологии - что человек без смысла жизни. Человек, лишенный пусть самого маленького, крохотного смысла жизни, просто перестает существовать. Человек может иметь неадекватное представление о смысле своей жизни, целях своей жизни и средствах ее реализации. Но если их нет вообще - нет человека. А общество?

Чтобы по-настоящему понять, что такое идеология, я хочу напомнить самый известный факт: вот уже больше месяца Президент требует плана работы от министров. Но дело в том, что эти планы должны создавать не министры-исполнители, а Комитет стратегического планирования развития России. А чтобы было возможно его существование, государство должно иметь идеологию.

И это относится ко всем сферам жизни общества. Отсутствие идеологии делает невозможным развитие любой сферы нашего общества. Возьмите наше образование. - Государство не можем сформулировать цель его развития. Чтобы убедиться в этом, откроем Закон «Об образовании в Российской Федерации». Тогда как мы будем развивать образование?

Без идеологии невозможно развитие воспитания, например гражданского и патриотического. А если нет гражданского и патриотического воспитания, то кого мы воспитываем: сынов Отечества или наемников в своей собственной стране?

Нужен ли специальный курс идеологии в школе? Не знаю. Скорее всего ее основополагающие идеи должны войти во всю жизнь школы, отдельные виды воспитания, прежде всего гражданское и патриотическое, отдельные учебные предметы.

Сама же идеология сегодня может быть создана только совместными усилиями всей культуры, всего искусства, всей науки, всей философии - словом, результатом духовных и умственных поисков всего народа. Безусловно, свою лепту в этот созидательный процесс может внести и теология. Думаю, что нашей Церкви, начиная с ее Предстоятеля, есть, что сказать по этому вопросу, и есть, что внести в общее дело. Но самое важное - понять, что идеология не есть то, что можно сочинить, идеология есть отражение самой жизни, она есть ответ на реальный запрос жизни общества.

Когда же мы опасаемся, что теология станет идеологией, то забываем одну простую вещь: для того чтобы теология стала идеологией, государство должно стать православной теократией. А такого не было за всю историю России. И уж тем более невозможно сделать теологию идеологией в наше время.

Самое же страшное в нашей борьбе с православием, теологией состоит в том, что, предлагая разрушение, мы не ведаем, что делать с нашими детьми и как их воспитывать. А их-то надо воспитывать. Как? Разве, отвергая православную культуру в школе, мы предлагаем что-то созидательное? Нет! Только разрушение. И поэтому горько от того, что мы бесконечно страшнее комсомольцев 30-х годов или хунвейбинов, разрушающих храмы. Те разрушали храмы внешние. А мы разрушаем храмы в душах своих собственных детей и внуков. Те, в силу своей необразованности, не ведали, что творили! А мы, со своими дипломами ученых? Мы, разрушая духовно-нравственную сферу человека, - ведаем, какая сила заставляет нас уничтожать своих детей?

А завершая свое открытое письмо, хотелось бы сказать следующее: Уважаемые коллеги! Отнестись к опубликованному письму о закрытии кафедры можно и с горьким юмором, и с бесконечным стыдом, и с глубоким ужасом.

С горьким юмором, если вспомнить известную немецкую сказку о семи храбрецах, которые, не убоявшись, смело бросились на зайца. А мы? Совсем скоро очень весело будет в нашем образовании и науке. И кто-нибудь подпишет открытое письмо против этого безобразия? А тут 91 академик и член-корр, проявив беспримерное мужество и массовый героизм, просят закрыть крохотную кафедру теологии в вузе. Их бы смелость и мужество на защиту добра, а не зла!

С бесконечным стыдом. В качестве самого важного аргумента в письме говорится: «В нашей стране представлены все основные мировые религии, а также все основные конфессии христианства. Появление в государственном вузе кафедры теологии под руководством православного священника находится в прямом противоречии с Конституцией России (ст. 14) и со здравым смыслом тоже». Эти слова равнозначны тому, как если бы мы сказали: мы против изучения Пушкина в школе потому, что в нашей стране изучается вся мировая литература. Но почему на основании того, что в нашей стране изучается вся мировая литература, мы должны выбросить из школы Пушкина?

Почему мы забыли, что мы и страна многих языков? Но разве из того факта, что мы страна многих языков, следует, что мы должны выбросить из школы изучение русского языка? Это с одной стороны.

А с другой: почему изучение русского языка означает запрет на изучение других языков? Вспомним, что писал А.С. Пушкин: «И назовет меня всяк сущий в ней язык»? Всяк «сущий в ней язык». Вдумаемся, что это означает? Тогда почему же мы так боимся своей родной отечественной культуры? Давайте спросим себя: разве православие за века своего существования сделало кому-то и что-то плохо в нашей стране?

Бесконечно стыдно, что мы кажемся себе такими умными и даже не понимаем, что на самом деле мы те, кто деревню оставил, но городским не стал. И не может стать. Просто потому, что отречения от деревни недостаточно, чтобы стать городским. И отрекаясь от веры своих отцов и матерей, мы не становимся настоящими учеными. В лучшем случае оказываемся в роли Иванов, родства не помнящих, а в худшем - приживальщиков при чужом дяде, который держит нас, пока мы будем воевать против своей веры, своей культуры, своего Отечества. Но понятно, как презирает нас этот дядюшка. Просто потому, что предатели всегда презираются.

С глубоким ужасом от того, что не ведаем, что творим. А как писал К. Маркс: «Невежество - это демоническая сила», «оно уже принесло человечеству неисчислимые бедствия», а «в будущем может принести еще большие». Если знать историю России на уровне ее живого восприятия, то нельзя не слышать в этом письме гул будущей социальной катастрофы, потому что в нем заложен жуткий дух духовно-нравственного разрушения второй половины XIX - начала XX века, обуявшего тогда нашу интеллигенцию. Как беспощадно, зная, что ничего им за это не будет, а если и пожурят, то станут они не просто героями, а героями-мучениками, бились с православием российские интеллигенты...

А с другой стороны, сколь драматичным было открытие нашими интеллигентами истинного значения православия и возвращение к православию. И как тяжело было им осознавать весь ужас богоборчества. С каким отчаянием предупреждали они своих собратьев о трагических последствиях богоборчества.

Бессмысленно напоминать о святых Церкви, предупреждавших интеллигенцию о катастрофической опасности борьбы с православием. Но я напомню, какой ужас испытывали православные ученые за своих коллег-богоборцев. Вот К.Д. Ушинский пишет: «Англия, образованнейшая страна мира, благоговеет перед своим Ньютоном именно за то, что в нем бесконечная глубина разума соединилась с бесконечною глубиною религиозного чувства; а мы, едва выходя из мрака невежества, бросаем грязью в своих великих людей, если они вздумают признаться, что веруют в Бога, считают необходимым исполнять Его заповеди и молятся Ему. В Англии религиозность не только может, но и должна идти рука об руку с самым высоким умственным развитием, образованием и гражданскою свободою, а у нас религия - признак невежества, безнравственности или безумия».

А через пятьдесят лет не менее великий ученый и педагог Д.И. Менделеев едва ли не в последнем своем открытом письме к интеллигенции писал: «Не могу, даже просто смелости у меня не хватает, закончить изложение «Заветных мыслей», не попытавшись передать своих исходных положений, выработавшихся всею совокупностью испытанного и узнанного в жизни. Считаю это тем более необходимым в наше время, что оно явно занято «переоценкой» и сосредоточенным стремлением найти вновь как-то затерявшееся «начало всех начал», исходя из то субъективной самостоятельной точки зрения, то из какого-то абстрактного единства, будь оно энергия вообще, или, в частности, электричество, или что-либо иное - только не древнее исходное начало, Богом наименованное. ...В целой интеллигенции, привыкшей держаться «последнего слова науки», но ничего не могущей понять из того, что делается теперь в науках; печальнее же всего господствующий скептицизм отражается на потерявшейся молодежи».

И когда православие пыталось увести народ и страну от катастрофы, какими героями, какими борцами против мракобесия и клерикализации демонстрировали себя интеллигенты-богоборцы. Прочитайте хотя бы протоколы заседаний Государственной думы дореволюционной России.

И когда сегодня мы демонстрируем себя такими же героями, я молю Господа, чтобы он не дал нам пережить то, что пережила обезумевшая от своей борьбы с православием и монархией русская интеллигенция после 1917 года. Тысячи и тысячи русских интеллигентов в лучшем случае были выброшены из страны. А их косточки рассеяны по всем континентам. Но... нужно было выбросить русскую интеллигенцию за границу, чтобы она начала строить храмы по всей Земле: от Китая до Южной Америки. И тогда враз слетело интеллигентское зазнайство, все сразу вспомнили родную веру.

Еще больше интеллигентов полегло в своей стране. Многие нашли свой последний путь в ГУЛАГе. Да, мы все, и правильно, считаем это вопиющей несправедливостью и жестокостью. И все-таки мы вправе спросить: Коллеги! Разве не вы воевали с православием? Разве не вы звали бурю? Разве не предупреждали вас гении и святые России о том, что война с православием закончится катастрофой? Почему вы не услышали их?

В 1991 году катастрофа повторилась. И с не меньшими потерями. От этой катастрофы наша страна до сих пор не пришла в себя. А интеллигенция по прежнему воюет с Богом, воюет с православием. Ведь для нее, кроме православия, нет врагов. Посмотрите все заявления нашей либеральной интеллигенции.

И вот когда смотришь на интеллигенцию, невольно спрашиваешь: мы видим тот великий результат, который дало православие России и ее людям? И мы видим тот кошмар, которым всегда оборачивалась война с православием? Вспомним только катастрофический, может быть самый кровавый, XX век в истории человечества. А ведь большую часть этих катастроф перенесла Россия. И ничего не поняли?!

Естественно, хочется спросить: если предреволюционная русская интеллигенция не ведала, что творила, то ведь мы-то все знаем. Тогда что должно еще произойти с нашей страной, чтобы мы что-то поняли? И невольно вспоминаешь слова Спасителя: «Но кому уподоблю род сей? Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам, говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали» (Мф 11,17). Что будет с этим родом? Что будет с нами?

Что делать с нами, если нас ничто не может вразумить? Скажите, что надо сделать с нами, чтобы мы поняли одну простую вещь: мы можем быть трижды атеистами, но мы не должны воевать с Богом и не должны мешать нашим детям быть с Богом, ибо Сам Господь всем нам и на все времена сказал: «Не препятствуйте детям приходить ко Мне, ибо их есть Царствие Божие» (Мк 10,14).

Что же еще нужно нам, чтобы мы что-то поняли? Неужели, чтобы исчезла Россия вместе с нами?

Дай, Господи, чтобы мы поняли, что нельзя воевать с Богом и запрещать приходить детям к Богу, чуть раньше. И не на чужой, а на своей земле. И не на оккупированной!

И еще, чтобы Господь вернул нам разум. Потому что не думающий ученый - это соль, переставшая быть соленой. «Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям» (Мф 5,13). И если завтра какой-то обезумевший руководитель выбросит нас из НИИ и университетов, то давайте не будем проклинать этого руководителя. Просто соль перестала быть соленой.

С глубоким уважением и искренней надеждой на продолжение дискуссии, Меньшиков Владимир Михайлович, доктор педагогических наук, профессор.