«Мы готовим медиаторов между техническими специалистами и кадровыми дипломатами»

09
февраля
2024

10 февраля в России отмечается День дипломатического работника. Это прекрасный повод вспомнить про «дипломатическое» подразделение НИЯУ МИФИ - Институт международных отношений (ИМО), тем более что в этом году Институту исполняется 25 лет. О том, в чем специфика Института, кого он готовит, и какие задачи готовы решать его сотрудники и выпускники мы беседуем с и.о. директора ИМО Андреем Черкасским.

Англо-испанские переговоры 1604 г. Картина неизвестного фламандского художника.

 

 

- Андрей Игоревич, если сравнивать ИМО с вашим «старшим братом» - МГИМО, то в чем ваше главное отличие?

- Специфика была заложена академиком Евгением Максимовичем Примаковым, который считал, что классическая подготовка по дипломатическому делу не до конца соответствует такой задаче, как продвижение российских технологий на зарубежные рынки. Подготовка специалистов нового класса должна основываться на междисциплинарном стыке с элементами социо-гуманитарных и естественных наук, так как должно быть понимание сути технологий. Важно понимать, как внедрять технологию, какие у нее этапы жизненного цикла – все это для того, чтобы правильно объяснять зарубежным партнерам преимущества и недостатки и заниматься конкурентным анализом научно-технической сферы. В конце ХХ века в России такой подготовки нигде не было. В итоге было принято решение при поддержке Минатома и Министерства образования организовать подготовку в МИФИ. Так в 1999 г. был создан Институт международных отношений, который в этом году 19 апреля празднует свой 25-летний Юбилей.

- Что же пришлось добавить к стандартному курсу международных отношений?

- В нашей образовательной программе четыре главных компонента. Первый – естественно-научный блок подготовки. Второй – сильная языковая подготовка. Базовый язык – английский, на старших курсах более половины предметов преподается на английском языке, плюс второй иностранный язык, для правильной коммуникации на международной арене. Третий – международный бизнес и элементы управления проектами, в том числе зарубежными и megascience. Наконец, четвертый компонент – информационно-аналитические системы и технологии. Мы не готовим дипломатов, мы не готовим переводчиков – мы готовим аналитиков, специалистов во внешнеэкономической и торговой деятельности со знанием двух и более иностранных языков.

- Это было заложено в начале. Что с тех пор изменилось?

- Программа претерпевала изменения с учетом изменений в геополитике, науке и технологиях. Мы немного скорректировали нашу программу, чтобы она соответствовала курсу, который взят Российской Федерацией, а также мировым трендам. В частности, мы усилили нашу языковую подготовку, расширив восточную группу языков. Сейчас наши студенты могут выбрать второй иностранный язык из следующих шести перечисленных: французский, испанский, немецкий, китайский, арабский и корейский. Как мне думается, мы с этим трендом угадали, он как раз совпал с разворотом нашей геополитики в сторону взаимодействия с арабским миром. Добавляя корейский язык, мы исходили из того, что большинство наших выпускников, да и вообще современная молодежь часто видит продолжение своей образовательной траектории в зарубежной магистратуре, а на текущий момент корейские университеты наиболее востребованы и с точки зрения программ академической мобильности, которые они предлагают, и с точки зрения качества подготовки.

Андрей Черкасский

 

- Каковы главные направления трудоустройства ваших выпускников? Где они делают карьеру?

- Кто-то пошел в МИД, кто-то ушел на другие направления государственной службы, кто-то пошел по линии научно-технологической дипломатии, в отраслевые предприятия. Уже есть выпускники, которые достигли высокого карьерного: вице-президенты компаний, директора по маркетингу и развитию. Если взять предприятия дивизионов Госкорпорации «Росатом», то, в большинстве из них работают наши специалисты. Мы инкорпорировали в свою подготовку фактически три направления и постарались достичь баланса между компетенциями, которые приобретают наши выпускники.

- Вы употребили выражение «научно-техническая дипломатия». В чем суть этого понятия?

- Научно-техническую дипломатию выделили в отдельный сегмент потому, что работа по линии научно-технического сотрудничества не сводится только к классическим «реверансам» в адрес зарубежных стран. Это большая работа специалистов в области инженерии и технологий по выстраиванию совместной работы для достижения научных или производственных результатов. Сложность заключается в создании правильной единой инфраструктуры. Чтобы правильно выстраивать коммуникации, требуется специалист, которого психологи называют «демпфер». Если смотреть на переговорный процесс в сфере науки и техники, то скорее всего мы выступаем демпферами или медиаторами между техническими специалистами и дипломатами, так как первые не могут корректно переложить свои требования и опасения на язык дипломатических документов, а вторые – не сильны в особенностях технических процессов. Их работа нацелена на внедрение за рубежом российских ИТ-продуктов, экспорт продукции главных промышленных отраслей нашего государства (например, химической, авиационной, военно-технической).

- Ваши выпускники и специалисты готовы решать «нестандартные задачки». Какие, например?

- Недавно, в силу геополитической обстановки стало тяжело работать с индийскими банками: например, как проводить оплату за сервисную деятельность в условиях санкционного давления? Ведь Индия – один из ключевых партнеров России в сфере военно-технического сотрудничества. С этим вопросом к нам обратились коллеги. Была проведена определенная научно-исследовательская работа и вариант был найден. Сотрудники и выпускники ИМО способны решать подобные задачи.

- Тут вы как раз подошли к следующему вопросу: ведется ли в стенах ИМО научная и аналитическая работа?

 - ИМО с самого начала закладывался как научно-образовательный институт. У нас есть большой бэкграунд в таких сферах как атомная энергетика, международный энергетический бизнес, и одновременно – информационно- аналитические системы. Перед нами ставят задачи по разработке мультиязыковых научно-технических классификаторов, баз данных по специальным тематикам, например, по материаловедению, космосу и др. Мы проводим анализ научно-технического ландшафта Японии, Кореи, изучаем научно-исследовательский потенциал разных стран.

Кроме того, важным направлением нашей научной деятельности является анализ социальных сетей и медиаактивности. Работа с социальными сетями – это одна из магистральных линий деятельности выпускающей кафедры ИМО. На кафедре анализа конкурентных систем создана целая научная школа по мультиагентным информационно-аналитическим системам и технологиям.

 

281